👍Краткое содержание – «Фауст Трагедия Перевод Б Пастернака» Гёте

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Краткое содержание > Гёте > Фауст Трагедия Перевод Б Пастернака
«Фауст Трагедия Перевод Б Пастернака» – краткое содержание
Изложение по главам произведения Фауст Трагедия Перевод Б Пастернака, Гёте.



Посвященье

Автор «благодарно» вспоминает юные годы, друзей и любимых, которым он когда-то читал первые строки «Фауста». К сожалению, теперь «распался круг, который был так тесен»: кто-то умер, кто-то уехал на чужбину. Автор «прикован силой небывалой» к «образам, нахлынувшим извне».

Театральное вступление

Директор театра, поэт и комический актер раскрывают различное отношение к'театру. Директор озабочен только коммерческим успехом пьесы. Ему нужно продавать как можно больше билетов, а для этого «новинку надо ввесть в репертуар». Он отмечает, что зрители чаще всего ходят в театр не ради высокой идеи, а чтобы похвастаться нарядами, чтобы убить время, чтобы «блеснуть сужденьем, взятым из журнала». Директор советует поэту и комическому актеру:
Валите в кучу, поверху скользя, Что подвернется, для разнообразья. Избытком мысли поразить нельзя, Так удивите недостатком связи.

Комический актер превыше всего ценит поклонение зрителей и славу. Он знает, как этого добиться: «С талантом человеку не пропасть. Соедините только в каждой роли воображенье, чувство, ум и страсть и юмора достаточную долю». Он не считает необходимым проповедовать зрителям «высокие материи», поскольку им нужен весьма непритязательный репертуар:
В заквашенную небылицу Подбросьте истины крупицу, И будет дешев и сердит Напиток ваш и всех прельстит.

Поэт стремится создать произведение, которое останется в веках, ему безразличен сиюминутный успех: «наружный блеск рассчитан на мгновенье, а правда переходит в поколенья». Поэт мечтает о возвращении дней юности, когда любой человек переполнен творческими силами, он стремится пронести это ощущение через всю жизнь. Поэту неприятно, что директор и актер предъявляют такие низкие требования к уровню репертуара:
Кропанье пошлостей — большое зло. Вы этого совсем не сознаете. Бездарных проходимцев ремесло, Как вижу я, у вас в большом почете... Ступай, другого поищи раба! Но над поэтом власть твоя слаба.

Пролог 

на небе Три самых близких к Господу архангела (Рафаил, Гавриил, Михаил) поют ему славу. Мефистофель попадает «на прием» к Господу. Он рассказывает, что люди, озаренные божьей искрой, которую они почему-то зовут разумом, живут, как скоты. Мефистофель презрительно называет людей насекомыми, твердит, что на земле «беспросветный мрак, и человеку бедному так худо, что даже я щажу его покуда». Господь в ответ на это вспоминает о докторе Фаусте, своем рабе (рабе Божьем). Мефистофель, справедливости ради, отмечает, что Фауст действительно отличается от большинства людей:
Он рвется в бой, и любит брать преграды, И видит цель, манящую вдали, И требует у неба звезд в награду И лучших наслаждений у земли, И век ему с душой не будет сладу, К чему бы поиски ни привели.

Господь верит в то, что Фауст, чего бы ему это ни стоило, «выбьется из мрака». Мефистофель на спор обещает «обратить Фауста в свою веру». Он просит Господа отдать ему Фауста «в выучку», чтобы подвергнуть испытанию. Господь разрешает Мефистофелю проделать это с Фаустом (как с представителем всего человечества), зная наперед, что Мефистофель проиграет спор: «Чутьем, по собственной охоте он  вырвется из тупика». Господь очень благожелательно относится к Мефистофелю, приглашает навещать его. Мефистофель замечает: «Мы ладим, отношений с ним не портя, прекрасная черта у старика так человечно думать и о черте».

Первая часть Ночь

В тесной готической комнате со сводчатым потолком (своем кабинете) Фауст сидит в кресле за книгой. Ученый недоволен «бесплодной книжной наукой», которую он преподает. Фауст чувствует вину перед учениками, которых «водит за нос», потому что, по его мнению, его собственные знания неглубоки. Не найдя ответов на интересующие его вопросы в традиционной науке, Фауст обратился к магии. Ему хочется постичь «Вселенной внутреннюю связь». Фауст мечтает пуститься в дальний путь за истиной и взять с собой «Творенье Нострадама». Он открывает книгу и видит знак макрокосма:
Расходится томивший душу мрак. Все проясняется, как на картине. И вот мне кажется, что сам я — бог И вижу, символ мира разбирая, Вселенную от края и до края.

Однако это всего лишь знак. Фауст сокрушается, что он снова оказался «в стороне» перед «священным лоном» природы. На другой странице Фауст находит знак земного духа (по учениям мистиков и алхимиков, каждый предмет подчиняется какому-нибудь духу), признается, что он ему ближе и желаннее. Фауст произносит заклятье и вызывает Духа. Облик его отвратителен. Дух недоволен тем, что Фауст его испугался. Но ученый берет себя в руки, называет Духа «деятельным гением бытия», своим «прообразом». Однако Дух заявляет, что прообразом человека может быть только дух, который сумеет познать сам человек, и исчезает.

К Фаусту приходит его ученик Вагнер взять «декламации урок» (Вагнер изучает древние языки, античных авторов и риторику). Вагнер считает необходимым хорошо владеть словом, иначе он не сможет «управлять паствой незнакомой». Фауст считает, что «где нет нутра, там не поможешь потом», имея в виду, что сильную проповедь невозможно написать механически, придерживаясь только правил риторики, не озаряя своего произведения искренним чувством, идущим от сердца:
А тот, кто мыслью беден и усидчив, Кропает понапрасну пересказ
Заимствованных отовсюду фраз, Все дело выдержками ограничив, Он, может быть, создаст авторитет Среди детей и дурней недалеких, Но без души и помыслов высоких Живых путей от сердца к сердцу нет.

Фауст также пришел к выводу, что из книг невозможно почерпнуть достаточно истинных знаний. «Ключ мудрости не на страницах книг», истину надо искать в тайниках собственной души. Что касается «духа времени» (древних фолиантов), перед которым благоговеет Вагнер, Фауст считает его духом «профессоров и их понятий, который эти господа некстати за истинную древность выдают». Немногих же, сумевших проникнуть в суть вещей, святая инквизиция старательно сжигает на кострах. Вагнер уходит. Фауст размышляет, как сильно он переоценил свои возможности, возомнив себя «богоравным», т. е. способным постичь тайны мироздания. Например, Фауст смог заставить духа явиться ему, но не сумел удержать.

В лучах воображаемого блеска Мы часто мыслью воспаряем вширь И падаем от тяжести привеска, От груза наших добровольных гирь. Мы драпируем способами всеми Свое безволье, трусость, слабость, лень... Не в прахе ли проходит жизнь моя Средь этих книжных полок, как в неволе?
Фауст вспоминает, сколько усилий он потратил, чтобы подобрать ключи к замкам на дверях тайн природы, но она слишком ревниво охраняет эти двери. Ученый выражает отчаяние по поводу тщетности любых человеческих усилий подняться над повседневностью. Внимание Фауста привлекает склянка с ядом. Он хочет выпить отраву и доказать, что «пред богами решимость человека устоит» (т. е. что он сумеет победить страх смерти). Фауст подносит бокал к губам. Раздается колокольный звон. Хор ангелов исполняет пасхальные песнопения. Фауст отставляет бокал в сторону. Он вспоминает, какой благостью наполняли его душу пасхальные хоралы в детстве, как искренне он молился, как «плакал, упиваясь счастьем слез». С тех пор, хотя Фауст давно неверующий, со светлым Воскресением Христовым у него связывается все, «что чисто и светло».

У ворот

Толпы гуляющих направляются за город. Вагнер предпочитает держаться в стороне «от забав простонародья». Фауст же пользуется у народа огромной популярностью: доктора почитают, как избавителя от болезней, не гнушающегося чернью, не стыдящегося зайти в бедный дом и оказать больному помощь. Сам Фауст винит себя за то, что лечил людей, не имея точных знаний по медицине, не проверяя, вылечился ли каждый больной, которому он давал свои снадобья. Но среди простых людей он чувствует себя очень естественно, они подходят к доктору, благодарят его. Фауст признается Вагнеру:
Но две души живут во мне, И обе не в ладах друг с другом. Одна, как страсть любви, пылка И жадно льнет к земле всецело, Другая вся за облака Так и рванулась бы из тела.

Фауст мечтает о волшебном плаще, чтобы, надев его, можно было бы беспрепятственно путешествовать по миру. Неожиданно Фауст замечает черного пса, который вначале кружит вокруг них, а затем подбегает к ученому. Фаусту кажется, что «пламя за ним змеится по земле». Вагнер возражает, что это обычный пудель, только очень смышленый.

Рабочая комната Фауста

Входит Фауст с пуделем. Он велит собаке вести себя тихо, поскольку сам садится за работу. Фауст переводит Писание на немецкий язык. Он ищет наилучший эквивалент к первой фразе, перебирая «Вначале было Слово», «Вначале Мысль была», «Была в начале Сила», и останавливается на «Вначале было Дело», своеобразном девизе его жизни. Пудель подвывает, ведет себя беспокойно. Фауст начинает подозревать, что ввел себе «под свод» нечисть. В сенях толпятся духи, пытаясь вызволить беса (в облике черного пса) на волю. Фауст произносит заговор от собаки и замечает, что тот не оказывает на пуделя никакого воздействия. Пес начинает щетинить шерсть и прячется за печку только когда Фауст произносит заклятие от нечистой силы. Из-за печки бес выходит уже в своем настоящем облике — Мефистофеля. Фауст спрашивает его имя. Мефистофель представляется как «часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла». Фауст презрительно замечает, что его странный гость «не сладив в целом со Вселенной... ей вредит по мелочам». Мефистофель с сожалением отмечает, что ему не удалось ни землетрясениями, ни потопами, ни наводненьями сжить человека со свету — «жизнь всегда имеется в наличье». На этом бес просит позволения удалиться. Фауст приглашает Мефистофеля и впредь навещать его. Мефистофель не может найти выхода из комнаты Фауста (над входом начертана пентаграмма, и обойти ее бес не может). Тогда он остается, чтобы показать Фаусту свое искусство. Фауста обступают духи и усыпляют его. Пока Фауст спит, Мефистофель исчезает. Проснувшись, Фауст решает, что вся сцена с чертом и пуделем ему приснилась.

Рабочая комната Фауста (вторая сцена) Хотя Фауст отверг самоубийство, он по-прежнему недоволен жизнью. «Я слишком стар, чтоб знать одни забавы, и слишком юн, чтоб вовсе не желать. Что даст мне свет, чего я сам не знаю?» — жалуется он Мефистофелю. Он проклинает «ложь без меры», «самомненье», «обольщенье семьянина», «власть наживы», «святой любви, порывы и опьянение вином», «терпение глупца». Мефистофель объясняет, что «как ни плоха среда, но все подобны, и человек немыслим без людей». Он предлагает Фаусту «вместе жизни путь пройти», обещает оказывать ученому «услуги»: дать то, «чего не видит свет». В уплату Мефистофель требует «воздать» ему в жизни загробной (т. е. продать душу). Фаусту важно не получить немыслимые блага, а постичь смысл человеческой жизни через собственный опыт и переживания. Он соглашается:

...когда в успокоенье Прислушаюсь я к лести восхвалений, Или предамся лени или сну, Или себя дурачить страсти дам, — Пускай тогда в разгаре наслаждений Мне смерть придет!..когда Фауст произносит заклятие от нечистой силы. Из-за печки бес выходит уже в своем настоящем облике — Мефистофеля. Фауст спрашивает его имя. Мефистофель представляется как «часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла». Фауст презрительно замечает, что его странный гость «не сладив в целом со Вселенной... ей вредит по мелочам». Мефистофель с сожалением отмечает, что ему не удалось ни землетрясениями, ни потопами, ни наводненьями сжить человека со свету — «жизнь всегда имеется в наличье». На этом бес просит позволения удалиться. Фауст приглашает Мефистофеля и впредь навещать его. Мефистофель не может найти выхода из комнаты Фауста (над входом начертана пентаграмма, и обойти ее бес не может). Тогда он остается, чтобы показать Фаусту свое искусство. Фауста обступают духи и усыпляют его. Пока Фауст спит, Мефистофель исчезает. Проснувшись, Фауст решает, что вся сцена с чертом и пуделем ему приснилась.

Рабочая комната Фауста (вторая сцена) Хотя Фауст отверг самоубийство, он по-прежнему недоволен жизнью. «Я слишком стар, чтоб знать одни забавы, и слишком юн, чтоб вовсе не желать. Что даст мне свет, чего я сам не знаю?» — жалуется он Мефистофелю. Он проклинает «ложь без меры», «самомненье», «обольщенье семьянина», «власть наживы», «святой любви, порывы и опьянение вином», «терпение глупца». Мефистофель объясняет, что «как ни плоха среда, но все подобны, и человек немыслим без людей». Он предлагает Фаусту «вместе жизни путь пройти», обещает оказывать ученому «услуги»: дать то, «чего не видит свет». В уплату Мефистофель требует «воздать» ему в жизни загробной (т. е. продать душу). Фаусту важно не получить немыслимые блага, а постичь смысл человеческой жизни через собственный опыт и переживания. Он соглашается:
...когда в успокоенье Прислушаюсь я к лести восхвалений, Или предамся лени или сну, Или себя дурачить страсти дам, — Пускай тогда в разгаре наслаждений Мне смерть придет!..
Едва я миг отдельный возвеличу, Вскричав: «Мгновение, повремени!» — Все кончено, и я твоя добыча... 

Мефистофель получает от Фауста долговую расписку. Бес разъясняет ученому, что все его стремления к знаниям бессмысленны, все равно люди живут в беспросветной тьме: «Большой ли пользы истиной достигнешь, что, скажем, выше лба не перепрыгнешь?» Мефистофель предлагает Фаусту отправиться в путешествие. Фауст уходит собираться. В это время приходит студент, приехавший их глухой провинции, чтобы спросить знаменитого доктора, как лучше и быстрее стать ученым. Студент смутно, но искренне стремится к знаниям. Мефистофель переодевается Фаустом и принимается расписывать студенту «прелести образования» — как вначале у него отобьют охоту все делать «наугад», но приучат раскладывать «на три приема и на субъект и предикат», затем преподаватель философии объяснит, «что было первым и вторым и стало третьим и четвертым». Однако путь познания станет тупиковым, если человек поспешит «явленья обездушить, забыв, что если в них нарушить одушевляющую связь, то больше нечего и слушать». Мефистофелю, знающему тонкости преподавания в университетах, заранее известна бесплодность пути, по которому пойдет студент. Молодой человек вслух перебирает названия факультетов, на которых мог бы получить образование — юридический, богословский, медицинский. Мефистофель последовательно отговаривает молодого человека от каждого из них, объясняя, что любая из этих наук оторвана от реальности: «теория суха», но «зеленеет жизни древо». Ошеломленный студент удаляется, чтобы обдумать на досуге все сказанное «великим доктором Фаустом». Мефистофель с Фаустом отправляются путешествовать по свету с помощью «Летающего» плаща. 

Погреб Ауэрбаха в Лейпциге Фауст и Мефистофель оказываются в компании веселящихся гуляк в кабачке. Новых посетителей угощают вином, подтрунивают над их важным видом. Однако острый на язык Мефистофель парирует все «упражнения в остроумии» завсегдатаев кабачка. Мефистофель обещает каждому гуляке все, что он пожелает (т. е. любое вино). Он высверливает в столе перед каждым любителем выпить дырку, из которой в кружки льется вино. Мефистофеля принимают за фокусника. Вскоре один из гуляк, Зибель, случайно проливает вино на пол. Вино загорается. Зибель кричит, что это «из ада пламя». Мефистофель заклинанием усмиряет пламя. Фауста с Мефистофелем гонят прочь. Завязывается драка. Но Мефистофель с Фаустом при помощи магии исчезают, а гуляки застывают с ножами в руках, недоуменно глядя друг на друга.

Кухня ведьмы

На огне низкого очага стоит большой котел. В поднимающихся над ним парах мелькают меняющиеся призраки. У котла мартышка-самка снимает пену и смотрит, чтобы котел не перекипел. Мартышка-самец с детенышами сидят рядом и греются. Прилетает ведьма, чтобы, по наущению Мефистофеля, сварить для Фауста колдовское зелье. Посредством колдовства Фаусту возвращается молодость. В волшебном зеркале Фауст видит образ прекраснейшей из женщин.

Улица

Мимо Фауста проходит Маргарита (или Гретхен). Пораженный ее красотой, он пытается заговорить с девушкой, но она уворачивается и уходит. Фауст просит Мефистофеля посодействовать скорейшей его встрече с Маргаритой. Мефистофель, ссылаясь на то, что Гретхен только что вышла из церкви (т. е. исповедалась), заявляет, что у него над нею нет власти. Фауст поручает бесу достать для Маргариты подарок и решает как можно быстрее добиться с ней свидания. Мефистофель отправляется к церкви на поиски какого-нибудь старинного клада, закопанного поблизости.

Вечер

В маленькой опрятной комнате Маргарита прихорашивается, собираясь в гости к соседке. Она вспоминает встречу с Фаустом, отмечает про себя, что он, должно быть, знатный господин. Когда девушка уходит, в ее комнату тайно проникают Фауст с Мефистофелем. Они приносят девушке подарок — старинную шкатулку, полную великолепных украшений. Фауста поражает, как бедно, но аккуратно убрана комната Маргариты, все здесь кажется ему ее «чудотворной рукой» превращенным в царский «чертог». Маргарита возвращается, незваные гости скрываются. Девушка замечает шкатулку, примеряет пару драгоценных серег, мечтает о том, чтобы такая красивая вещь принадлежала ей:
В них сразу кажешься гораздо краше. Что толку в красоте природной нашей, Когда наряд наш беден и убог. Из жалости нас хвалят в нашем званье. Вся суть в кармане, Все — кошелек...

На прогулке

Мефистофель вне себя: мать Маргариты, очень религиозная женщина, живущая ростовщичеством, отнесла всю шкатулку с драгоценностями в церковь «заступнице небесной в приношенье». Дочери она объяснила свой поступок тем, что надо избавляться от «неправедно», «нечисто» нажитого богатства. Поп же с радостью принял дар, объяснив женщине, что «церковь при своем пищеваренье глотает государства, города и области без всякого вреда. Нечисто или чисто то, что дарят, она ваш дар прекрасно переварит». Фауст решает подсунуть Маргарите новый подарок и действовать через ее соседку, у которой часто бывает девушка.

Дом соседки

Марта (соседка Маргариты) тоскует по давно уплывшему в дальние страны мужу. Ее томит неизвестность, ей было бы проще, имей она справку о его кончине.

К Марте заходит Маргарита, рассказывает подруге, что нашла в шкафу новую шкатулку с драгоценностями. Марта советует Гретхен не рассказывать об этом матери, наряжает девушку.
Раздается стук в дверь. Входит Мефистофель. Он приветствует красавицу Маргариту как приветствовал бы дворянку (что не соответствует происхождению девушки). Мефистофель представляется «посланцем бед». Он уведомляет Марту, что супруг ее умер на чужбине, не оставив ей ни гроша, все потратив на потаскуху. Марта, поплакав, спрашивает, нет ли у Мефистофеля справки о кончине ее мужа. Мефистофель объясняет, что для получения такой справки достаточно показаний двух свидетелей кончины человека, и вызывается вместе с Фаустом дать такие показания. При этом Мефистофель просит, чтобы при визите Фауста присутствовала Маргарита. Марта берется это устроить.

Улица.

Мефистофель объясняет Фаусту, что для того, чтобы получить официальный предлог для знакомства с Маргаритой, он должен поставить свою подпись на документе о кончине мужа Марты (при этом не зная этого наверняка). Для Фауста такой подлог неприемлем, но Мефистофель быстро убеждает его поступиться принципами.

Сад

Маргарита под руку с Фаустом и Марта с Мефистофелем прогуливаются по саду. Маргарита рассказывает Фаусту о своей однообразной, достаточно безрадостной жизни. Она много работает по дому: у них нет прислуги. У Маргариты брат в солдатах, а любимая младшая сестренка умерла. Отца уже давно нет в живых. Фауст восхищается искренностью и невинностью прекрасной Маргариты. Он объясняется ей в любви, просит ничего не бояться, твердит «о необъятном том, пред чем слова — ничто, о радости, которая нам свяжет сердца».

Беседка в саду Маргарита и Фауст, уединившись в беседке, целуются, объясняются друг другу в любви. Подходят Марта с Мефистофелем (которого «вдова» постоянно пытается обратить в праведную веру, т. е. намекнуть, что ему обязательно надо жениться и лучше всего '-— на ней). Они предупреждают влюбленную пару, что им пора расстаться, иначе по городу поползут сплетни. 

Лесная пещера Фауст обращается к земному духу, благодарит его за то, что тот ему «отдал в пользованье природу, дал силу восхищаться ей». Фауст сожалеет, что «в придачу к тяге ввысь, которая роднит меня с богами, дан низкий спутник мне. Я без него не обойдусь, наперекор бесстыдству». Мефистофель высмеивает его потребность в уединении в лесной глуши, тогда как Маргарита выплакала по нему все глаза. Девушка очень огорчена тем, что, по ее мнению, Фауст ее бросил. Фауст объясняет, что пытается усыпить в себе «чувственный ураган». Кроме того, Фаусту недостаточно одной любви к Гретхен. Он получает огромное наслаждение, когда смотрит на живых существ и видит в них «братьев», когда, укрываясь в пещере, заглядывает «внутрь себя, как в книгу» и видит там «тайны и тьмы чудес». Мефистофель продолжает «подначивать» Фауста, убеждает его без лишней рефлексии отправляться к Маргарите: «Что оробел ты, дурачина, когда тебе сам черт не брат?»

Комната Гретхен

Гретхен одна за прялкой. Она напевает песенку о том, что не находит покоя, не может думать ни о чем, кроме Фауста, мечтает, победив страх, соединиться со своим любимым.

Сад Марты

Маргарита просит Фауста стать набожнее и соблюдать обряды церкви. Ее огорчает неверие Фауста. Фауст излагает любимой свои взгляды на религию. Он отрицает личного бога, обожествляет природу. Маргарита чувствует смутную неприязнь к Мефистофелю, не может разобраться, чем ей «не по нутру» друг Фауста, который, вроде бы, не сделал ей ничего дурного. Однако в присутствии Мефистофеля у девушки «такая в сердце пустота», что ей кажется, будто и Фауста она разлюбила. Маргарита приглашает Фауста прийти к ней ночью, но опасается, что проснется мать. Фауст протягивает любимой снотворные капли, данные ему Мефистофелем, уговаривает незаметно дать их матери — тогда она будет крепко спать всю ночь и не помешает им. Он уверяет девушку, что эти капли безвредны. После ухода Маргариты Мефистофель (который подслушивал за дверью весь разговор) высмеивает трепетное отношение Фауста к Гретхен, к ее наивным уговорам, «обучению вере», предупреждает Фауста, чтобы он «не размякал».

У колодца

Лизхен рассказывает Гретхен об их подруге Варваре. Пока благочестивые девушки сидели за прялками, Варвара завела роман с парнем, стала его любовницей, забеременела, парень удрал, а о случившемся стало известно в городе. Теперь Варвару ждет позор, хотя парня нашли и заставляют на ней жениться. Гретхен, возвращаясь домой, в ужасе думает, что делать ей самой — ведь она в таком же положении, что и несчастная Варвара. Однако Марга- рита не жалеет о сделанном: «то, что сердце завлекло, так сильно было и светло!»

На городском валу

Гретхен молится в углублении крепостной стены перед изваянием Скорбящей Божией матери, прося спасти ее «от мук позоре»'.

Ночь. Улица перед домом Гретхен

Валентин, солдат, брат Гретхен, узнав о несчастии сестры (о позоре Гретхен говорит весь город), вернулся, чтобы вступиться за ее честь. Валентин намерен убить любовника сестры и положить тем самым конец ее мучениям.

Появляются Фауст с Мефистофелем. Они ищут клад, потому что Фаусту неловко ходить к Гретхен без подарков. Мефистофель по т фривольную песенку о том, чем кончаются свидания девушек с любимыми (пародируя песенку Офелии из «Гамлета»):
Ты девушкой к нему войдешь, Но девушкой не выйдешь.

Валентин выступает вперед. Он вызывает обидчиков сестры на бой. Против Валентина сражается Мефистофель. Он отражает все удары солдата. Валентину кажется, будто он бьется «с дьяволом самим». Мефистофель смертельно ранит Валентина и, опасаясь полиции и уголовного суда, исчезает вместе с Фаустом.

Гретхен и Марта прибегают на шум. Умирающий Валентин говорит сестре, что погиб, вступаясь за ее честь, которую она так глупо потеряла. О» предрекает, что Гретхен скоро пойдет по рукам, люди будут презирать ее, «чураться, как чумы». Падшая девушка «смыть не сможет на земле клейма проклятья на челе». Валентин обвиняет сестру в том, что она ему «сама из-за угла удар бесчестьем нанесла», и умирает.

Собор

Церковная служба с органом и пением. Гретхен в толпе народа. Позади нее злой дух нашептывает девушке, что жизнь ее с тех пор, как она стала любовницей Фауста, в корне изменилась. Нет больше ясных мыслей, светлых молитв, уже не вымолить прощения за отравление матери.

Гретхен, как и Фауст думала, что снотворное, данное ею матери в ночь их первой близости, безвредно. Только Мефистофель отчетливо осознавал, что это яд. Маргарита же приняла вину за смерть матери на себя.

Злой дух повторяет, что душа Маргариты обречена гореть в адском пламени, что в ее жизни больше не будет ни света ни воздуха, только позор, и праведные побоятся протянуть ей руку помощи. Гретхен падает в обморок.

Вальпургиева ночь

В горах Гарца Мефистофель уговаривает Фауста прокатиться на метле. Фауст отвечает, что ему приятнее чувствовать ногами землю, поскольку он любит «внимать лавинам и обвалам». Весна молодит его. Им встречается Блуждающий огонек. По народным поверьям, блуждающий огонек — существо, заманивающее путников в болота и губящее их. Но для Мефистофеля блуждающий огонек оказывается дружественной силой и помогает пробраться через «край фантасмагорий, очарованную местность глубже в горы».

Мефистофель объявляет, что «в недрах гор взошел царь Маммон (олицетворение власти золота) на свой престол». Фауст восхищается величественным обликом гор. Вблизи слышен «гул и гомон карнавала», «вой, улюлюканье и пенье страшного столпотворенья, мчащегося в отдаленье на свой шабаш годовой». Им встречаются ведьмы и колдуньи, козлы и свиньи. Среди почетных гостей ведьминого шабаша — генерал, министр, разбогатевший делец, писатель. Фауст танцует с молодой красавицей-ведьмой, беседует с ней о яблоках, намекая на райское яблоко Евы, символ грехопадения (и вытекающие из этого последствия). Вскоре у его партнерши во время пения изо рта выпрыгивает розовая мышь, и Фауст прекращает танец. Он отходит в сторону, и его глазам предстает чудесное видение: на горе стоит печальная Гретхен, на ногах у нее колодки. Фаусту кажется, что Гретхен умерла. Мефистофель пытается убедить Фауста, что это оптический обман, что все видят в этом мираже образ любимой и проч. Фауст вспоминает о своей вине по отношению к Маргарите. Появляется Подлиза, объявляет, что сейчас будут давать премьерный спектакль «в любительском исполненьи». 

Сон в Вальпургиеву ночь, или золотая свадьба Оберона и Титании Директор театра объявляет, что устроители театральных представлений сегодня отдыхают: «сценой будет все кругом, горы, скал обломки». Веселые лесные духи — кобольды — танцуют. Ариэль (дух воздуха) играет на свирели. Оберон велит богу брака Гименею расторгать семейные узы «чтобы жить еще тесней остальное время». За горой играет волынщик. Он дает о себе знать не искусством, а шумом и наглостью. Появляются гости, прибывшие блеснуть в обществе на золотой свадьбе. 

Несложившийся дух (литератор) считает, что он высоко парит, а на самом деле не может сложить пары строк. Ортодокс критикует с христианских позиций греческих богов, называя их чертями. Северный художник рассказывает, что его кисть скупа на краски, но и он когда-нибудь поедет в Рим и напишет яркое полотно. Пурист гневно обличает «нецеломудренность» веселого круга ведьм, особенно молодых красавиц, напоказ выставляющих свои обнаженные тела. Флюгер, повернувшись в одну сторону, любезно раскланивается перед «сливками общества», а повернувшись в другую сторону желает им же провалиться сквозь землю. Музагету (поклоннику греческих муз) оказываются милее северные ведьмы, чем «девственницы Парнаса» (т. е. собственно музы). Бывший гений своего времени обнаруживает полную бездарность, неспособность стать «духом нового времени». Светский человек выступает против ханжей: «Чем фальшивей пустосвят, тем с ним спор бесцельней; даже брокенский разврат для него молельня» (считается, что «Вальпургиева ночь» и ведьминский шабаш происходят на горе Брокен). 

Догматик считает, что если «черт есть вид объекта, то он и сам есть некто» (метафизическая школа философии исходит из того, что раз существует понятие, то ему должны соответствовать объекты действительности). Идеалист полагает, что все существующее — продукт его сознания: «Я — содержанье бытия и всех вещей начало. Но если этот шабаш — я, то лестного тут мало».

 Реалист признает действительными только те явления, которые он может воспринять пятью чувствами. Однако фантасмагория, которую он видит, заставляет его чувствовать себя неуверенным в своей философии. Супернатуралист, сторонник существования сверхчувственного мира, постигаемого интуицией и верой, впервые воочию видит на шабаше чертей. Ловкачи торопятся услужить «нашим и вашим». «Недалекие» сетуют на то, что не сумели приспособиться к новым условиям. Падающая звезда лежит в навозной куче и просит помочь ей встать. Тьма рассеивается. Наступает утро.

Пасмурный день. Поле

Фауст после фантастического веселья в Вальпургиеву ночь возвращается к мрачной действительности. Он в отчаянии рассказывает Мефистофелю, что Маргарита «долго нищенствовала», а теперь в тюрьме. Он обвиняет беса в том, что тот занимался увеселением Фауста, скрывая положение девушки, в то время как несчастная Гретхен терпела побои и унижения.

Фауст приказывает Мефистофелю спасти Маргариту. Тот объясняет, что поскольку именно Фауст — настоящая причина несчастий Гретхен (он соблазнил девушку, а потом бросил* ее), он и должен ее спасти.

Ночь в поле

Фауст и Мефистофель проносятся на вороных копях «без оглядки вперед», «к лобному месту».





Тюрьма

Мефистофель усыпляет стражника и устраивает так, что Фауст проникает в тюремную камеру. Фауст со связкой ключей перед железной дверью. Он слышит, как внутри Гретхен поет песню от лица своей убитой дочки. Маргарита убила ребенка, прижитого ею от Фауста, чтобы избежс позора, но затем сошла от горя с ума. Фауст старается уве любимую из тюрьмы, обещает никогда больше не ОСТІ. лять ее одну, укрыть в надежном месте, стать ей опорой. Но Маргарита не" узнает его. Фауст падает перед ней на колени, громко зовет ее по имени.

 Сознание Гретхен проясняется, но она не торопится бежать из застенка. Маргарита приникает к любимому, просит его быть ласковым и страстным с нею. Она теряет драгоценное время, просит Фауста вытащить их ребенка из пруда. Гретхен кажется, что девочка иногда всплывает на поверхность, и тогда ее можно поймать, ухватив за ручку. Маргарита просит Фауста выкопать три могилы: для матери, для брата и для нее, чтобы она могла взять с собой дочку и заснуть вечным сном, прижав к груди ребенка. Маргарита не верит, что снова будет счастлива с любимым: ее страшит его холод. Она не хочет бежать на волю, ей мерещится невольно отравленная ею мать. Маргарите удается продержать возле себя Фауста почти до рассвета. Она рада, что ее казнят. Маргарита покоряется божьему суду и избавления из рук Фауста (а на самом деле — Мефистофеля, т. е. сатаны) не принимает. Не ища физического спасения, она думает только о спасении духовном, искуплении вины смертью. Появившийся Мефистофель силой уводит Фауста, объясняя, что Маргариту придется оставить в камере: «она осуждена на муки». Но Голос Свыше, как бы в ответ Мефистофелю, объявляет: «Спасена!»

Вторая часть Акт первый

Красивая местность Фауст лежит на цветущем лугу. Он утомлен, неспокоен и старается уснуть. В воздухе порхает хоровод маленьких прелестных духов. Сон Фауста отягчен страданием из-за гибели Гретхен и сознанием своей вины перед нею. Светлый дух Ариэль призывает эльфов облегчить муки Фауста: забвение прошлого поможет ему вернуться к настоящему. Фауст просыпается, встречает новый день приливом свежих сил. Он видит радугу. По мнению Фауста, природа — зеркало душевного мира человека. Его душа в этот момент Похожа на радугу.

Императорский дворец

Государственный совет стоит в ожидании императора. Входят великолепно одетые придворные. Император восходит на трон, справа от него становится астролог. Выясняется, что умер королевский шут. Его место занимает Мефистофель. В толпе слышен ропот. Новый шут никому не нравится. Канцлер, начальник военных сил, казначей, смотритель дворца по очереди делают императору доклады. Содержание у них примерно одинаковое: все чиновники радеют изо всех сил за дело императора, но почему-то во всех государственных делах полное запустение и разлад. Денег в казне нет. Император спрашивает, нет ли жалоб у шута. Мефистофель отвечает, что ему грех жаловаться, когда в государстве все так хорошо. Он предлагает искать старинные клады, в изобилии закопанные вокруг дворца, а пока выпустить бумажные деньги (не обеспеченные золотом), ввести их в обращение и таким образом сразу погасить все возможные долги. Императору проект нравится, но он обращается за советом к астрологу. Тот, под диктовку Мефистофеля, произносит одобрительную речь, ссылаясь при этом на «особое» положение планет. Все, во главе с императором, отправляются копать ямы и искать клады. Император на радостях велит устроить карнавал. Оставшись один, Мефистофель говорит:
Им не понять, как детям малым, - Что счастье не влетает в рот. Я б философский камень дал им, — Философа недостает.

Маскарад

Объявляется начало карнавала. Садовники и садовницы украшают залы цветами и фруктами, раскладывают свой товар на продажу гуляющим. Дровосеки (персонажи итальянского карнавала) «греют зал теплее шубы». Полишинели (персонажи итальянской народной комедии) бездельничают. Паразиты (персонажи древнеримских комедий) «за смех, остроты, позор, бесчестье и горы лести» получают пищу и кров. Герольд объявляет о приходе поэтов разных направлений, певцов природы, придворных стихослагателей и прославителей рыцарства. В давке соискателей никто не дает друг другу говорить. «Певцы кладбищ и полуночи» просят извинения. Они отвлечены «интереснейшей беседой с одним новопоявившимся вампиром, из чего в будущем может развиться новый род поэзии».

Герольд вызывает представительниц греческой мифологии. Появляются грации, парки, фурии. Верхом на слоне въезжают Боязнь, Надежда и Разумность, которая считает двух своих сестер «худшими бичами и казнями человеческого рода». Под маской Зоило-Терсита появляется Мефистофель (Зоило-Терсит — воплощение злобной зависти, его имя составлено из сочетания имен греческого критика Зоила, критиковавшего Гомера, и персонажа «Илиады» — Терсита, злобствующего уродливого крикуна).

Прибывает Плутус, бог богатства. Его колесницей правит любимый сын, Мальчик-возница, поэт, воплощение творчества и мотовства. Мальчик щелкает пальцами, рассыпая вокруг себя горы сокровищ. Толпа бросается подбирать драгоценности, но вместо жемчуга и золота люди сжимают в руках «горсть копошащихся жуков» или бабочек. Герольд провозглашает:
Кто ждал несметного добра, Трезвеет от мечтаний сразу: Все речи мальчика — проказы И золото все — мишура.

Свиту Плутуса составляют фавны, сатиры, нимфы, великаны и гномы. Под маской Плутуса скрывается Фауст, а под маской Тощего Скряги — снова Мефистофель. Женщины из толпы бранят и клянут Тощего. Плутус, сойдя с колесницы, повторяет трюк с обогащением толпы, и снова люди беспорядочно бросаются к призрачному золоту. Но посох Плутуса обращается в пламя. Толпа оттеснена. Тощий Скряга обещает придать слиткам золота любую форму. Герольд призывает выгнать Скрягу из дворца, поскольку он «безнравственный наглец». В это время въезжает Пан (древнегреческий бог лесов и рощ, любитель покоя и беспечности). Свита Плутуса окружает великого Пана, все поют \ ему славу. Под маской Пана скрывается император. Беспечно нагнувшись над огнем (он хочет осмотреть огненный фонтан, созданный Плутусом), Пан не замечает, как у него загорается борода. Поднимается переполох. От бороды загорается платье Пана-императора, затем костюмы других масок. Во дворце полыхает пожар. Плутус заклинанием опускает на дворец туман и призывает тучи, которые проливаются дождем.
Сад для гулянья Перед императором стоят на коленях Фауст и Мефистофель. Они просят его простить им их мнимый пожар. Император не сердится на Мефистофеля-шута. Маскарад понравился ему. Мефистофель успокаивает императора, льстит ему, предсказывает стать царем «всех элементов и начал». Канцлер, начальник военных сил, казначей, смотритель дворца по очереди делают императору доклады.

Известия радостные. Все долги погашены за счет выпуска бумажных денег. Подданные довольны. В стране процветание. Император не понимает, когда успели все это сделать. Канцлер напоминает ему, что во время маскарада император, одетый Паном, собственноручно подписал первый казначейский билет, который затем был размножен. Император поражается своей неосмотрительности, но не протестует. Он благодарит Мефистофеля за благодеяние, оказанное его государству, назначает его хранителем государственных недр. Довольный Мефистофель удаляется. Император поручает придворным следить за ним. Появляется старый оживший шут. Мефистофель спешно сует ему фальшивые деньги, чтобы шут купил себе имение, не появлялся при дворе и не мешал проискам черта.

Темная галерея Фауст требует от Мефистофеля вызвать из царства мертвых прекрасную Елену Троянскую и ее похитителя Париса. Дело в том, что у подданных императора теперь много денег, и они желают развлекаться. Фауст обещал показать представление с участием духов мифических персонажей. Мефистофель отнекивается, объясняя, что Елена — персонаж древнегреческих мифов, тогда как сам он — черт из средневековья. Он советует Фаусту самому отправиться к таинственным древним богиням — Матерям. Эти фантастические богини создают идеальные образы всего сущего. Мефистофель снабжает Фауста ключом-путеводителем по царству Матерей. Он советует Фаусту: «Из мира форм рожденных в мир их прообразов перенесись». Матери не заметят приближения Фауста. Фауст должен быстро подобраться к жертвеннику, на котором горит огонь, и тронуть ключом треножник. Ключ сцепится с треножником. Тогда Фауст должен спешно удалиться, чтобы Матери не успели заметить грабеж. Вместе с треножником Фауст должен пробраться в зал, где толпятся все сущности на свете, и вызвать Париса с Еленой. Фауст топает ногой и исчезает. Мефистофель волнуется, пройдет ли путешествие Фауста без осложнений.

Ярко освещенные залы От Мефистофеля требуют обещанный императору спектакль с духами Париса и Елены. Но Фауст никак не возвращается. Мефистофель достаточно неуклюже старается переключить внимание собравшихся зрителей на что-нибудь другое. Он берется помочь всем, кто, прослышав про его невероятные фокусы, обращается к нему за советом (как вывести веснушки, как лечить обморожение, как вернуть любовника и проч.).
Рыцарский зал Фауст возвращается из царства Матерей с духами Париса и Елены. Начинается представление. Мефистофель занимает место в суфлерской будке («мое призванье — шепот, подговор, черт — прирожденный, записной суфлер»).

Фауст поднимается на сцену. С помощью заклинания Фауст выводит на сцену образы Париса и Елены, не делая их, однако, реальными. Зрители поддаются иллюзии и воспринимают искусно созданные образы как реальных живых людей. Дамы восхищаются небесной красотой юноши, мужчины на все лады пытаются снизить это впечатление, высмеивая дурные манеры «бывшего пастушка» и его «немужественность» («каков-то будет он в броне?»). При появлении Елены восхищаться ею принимаются мужчины, а дамы выискивают и обсуждают недостатки ее внешности. Фауст покорен красотой Елены. Он не представляет больше себе жизни без нее. Когда Парис поднимает Елену на руки, намереваясь унести прочь, Фауст в бешенстве приказывает ему остановиться. Фауст вспоминает, что он сам является автором этой пантомимы, что он сжимает в руке волшебный ключ. Фауст торопится овладеть прекрасным, но оно не дается так легко. Фауст пытается ({хватить Елену и удержать видение, но оно ускользает. Следует взрыв, и духи Париса и Елены растворяются в воздухе.

Акт второй

Тесная готическая комната с высокими потолками в том виде, в каком ее оставил, отправляясь в дальнее путешествие, Фауст Из-за занавески выходит Мефистофель. Фауст лежит без движения на старой прадедовской кровати. Многие годы, с тех пор, как Фауст покинул свой кабинет, двери были наглухо заперты. Мефистофель одевается в плащ Фауста, звонит в звонок, двери кабинета распахиваются сами собой. К кабинету шатающейся походкой подходит изумленный фамулус (помощник профессора из числа старших студентов). Мефистофель спрашивает его о Вагнере, занявшем место Фауста. По словам Мефистофеля, «в лучах его известности исчез последний отблеск Фаустовой славы». Но фамулус не соглашается с таким суждением. Он называет доктора Вагнера образцом скромности, многие годы ожидающим возвращения своего великого учителя. Вагнер ревностно хранил в неприкосновенности кабинет Фауста. Сейчас он на пороге крупного научного открытия, ведет затворнический образ жизни. Фамулус удаляется.

Появляется бакалавр. Это самоуверенный молодой человек, изрядно пресытившийся традиционным преподаванием наук. Бакалавр заявляет: «Мальчиком я, рот разиня, слушал в этих же палатах одного из бородатых и за чистую монету принимал его советы. Все они мой ум невинный забивали мертвечиной». Заметив Мефистофеля и приняв его за вернувшегося Фауста, бакалавр непочтительно заявляет ему, что все переменилось в мире, а доктор остался прежним. Бакалавр больше не намерен терпеть его «двусмысленности» и не даст «потешаться» над собой. Мефистофель укоряет бакалавра за то, что он фактически называет своего учителя дураком, иронически предлагает ему, теперь такому «опытному», самому податься в профессора. Бакалавр отвечает:
Все опыт, опыт! Опыт это вздор.
Значенья духа опыт не покроет.
Все что узнать успели до сих пор,
Искать не стоило и знать не стоит.

Мефистофель замечает, что и сам давно это подозревает. Бакалавр удивлен тем, что «Фауст» признает свои ошибки. Он хвалит своего учителя за прогрессивность мышления. Бакалавр с презрением относится к старости и манере стариков корчить из себя значительных персон, когда они сами уже практически превратились «в ничто». Назначение же молодой жизни бакалавр видит в девизе: «Мир не был до меня и создан мной... В пути мой светоч — внутренний мой свет». Бакалавр уходит. Мефистофель считает бакалавра обычным бахвалом: уж черту-то доподлинно известно, что на свете нет ничего нового. Он относится к этой юношеской самонадеянности спокойно: «Тебе перебеситься суждено. В конце концов, как ни бродило б сусло, в итоге получается вино».

Лаборатория в средневековом духе Мефистофель навещает в лаборатории Вагнера, который занят созданием в колбе человека (Гомункула). Вагнеру кажется, что ему в конце концов «природы тайную печать» удалось «сознательно сломать». Гомункул из колбы напоминает своему создателю, чтобы он случайно не разбил стекло: «Природному вселенная тесна, искусственному ж замкнутость нужна». Колба выскальзывает из рук Вагнера и, летая над Фаустом, освещает его. Гомункул вслух пересказывает сны Фауста: множество обнаженных женщин у лесного пруда и среди них — прекрасная Елена. Гомункул упрекает северянина-Мефистофеля (персонажа мрачной средневековой мифологии) в непонимании жизнерадостных легенд античности, тогда как идеал Фауста, страстного поклонника природы — «лес, лебеди, красавиц нагота». Гомункул опасается, что Фауст, вернувшись из мира видений и снов в реальность, умрет с тоски в мрачной лаборатории. Он предлагает Мефистофелю умчать Фауста в какие- нибудь более подходящие его мировоззрению пределы, обещает приурочить это перемещение к классической Валь- •ч пургиевой ночи. Гомункул решает перелететь к древнегреческому городу Фарсалу (город был знаменит тем, что здесь произошла решающая битва между Юлием Цезарем и Помпеем в 48 г. до н. э.). Там жаждущий борения Фауст почувствует себя на своем месте.

 Мефистофель, имея в виду многочисленные гражданские войны, во время которых римские диктаторы вроде Помпея и Цезаря, свергали друг друга, просит:
Оставь! Ни слова о веках борьбы!
Противны мне тираны и рабы...
Как будто бредят все освобожденьем,
А вечный спор их, говоря точней, —
Порабощенья спор с порабощеньем.
Вагнер остается в лаборатории, «читать пергаментов старинных томы», а Гомункул, Мефистофель и Фауст улетают.

Классическая Вальпургиева ночь Фарсальские поля. Тьма Фауст скитается по Греции, стремясь встретить высшее воплощение красоты — Елену. Ступив на почву классической Греции, Фауст обретает силу: «встав с земли, я, как Антей, стою» (Антей — сын богини Земли Геи, обладавший силой только пока касался ногами земли).

У Верхнего Пене Фауст проходит несколько ступеней развития фантазии древних греков, завершившейся созданием идеального образа Плены. Низшую ступень составляют образы фантастических существ (сирены, грифы, сфинксы). Фауст просит их указать ему путь к Елене, но они бессильны ему помочь.

У Нижнего Пене Н.а следующем этапе скитаний Фауста его взору предстают полубоги, полулюди (кентавры), фантастические обитатели лесов (нимфы). Кентавр Хирон советует ему стать рассудительнее, отступиться от Елены, напоминая, что никому из желавших ею обладать она не принесла счастья. Хирон привозит Фауста к Манто, дочери Эскулапа (бога врачевания). Манто «мил тот, кто хочет невозможного». Она указывает Фаусту спуск в недра Олимпа к богине Персе- фоне (царице подземного царства мертвых). Однажды Манто уже указала этот путь певцу Орфею, чтобы он вывел из царства мертвых свою жену Эвридику. Манто советует Фаусту быть «ловчее» Орфея (который оглянулся на Эвридику, когда они выходили на поверхность, чего делать было нельзя).

У верховьев Пенея, как прежде Мифологические существа (боги, сирены, грифы, пигмеи, карлики и проч.) по-разному объясняют эволюцию земной поверхности. Одни считают, что изменения происходили медленно и постепенно, другие обуславливают изменения землетрясениями. Здесь Фауст знакомится с представителями человеческой мысли, философами Фалесом и Анаксагором, стремящимися понять происхождение мира. Фа- лес придерживается точки зрения, что «во всем большом есть постепенность, а не внезапность и мгновенность». Анаксагор же считает, что «след извержений — гор зигзаги». Анаксагор вызывает дождь камней, падающих с Луны, и, пошатнув земли уклад», сходит с ума.

Мефистофель проникает к форкиадам (персонажи греческой мифологии; воплощение старческого уродства, втроем имели один зуб и один глаз, которые передавали друг другу по мере надобности). Мефистофель обманом принимает облик одной из форкиад, забирает зуб и глаз и уходит.

Скалистые бухты Эгейского моря Гомункул, Мефистофель и философ Фалес отправляются к обитателям морских глубин (Нерею и его прекрасным дочерям нереидам), чтобы спросить совета, как лучше Гомункулу появиться на свет. Протей (старец в услужении у бога морей Посейдона, обладавший даром прорицания и способностью принимать различный облик) советует Гомункулу последовательно развиваться от простейшего к сложному:
Довольствуйся простым, как тварь морей.
Глотай других, слабейших, и жирей.
Успешно отъедайся, благоденствуй
И постепенно вид свой совершенствуй.

Прекрасная Галатея проплывает в раковине, превращенной в колесницу, запряженную дельфинами, мимо своего отца Нерея. Гомункул разбивает свою колбу о трон Гала- теи и тем самым соединяется с воплощением красОты и \^остигает исполнения своей мечты стать человеком. Он сливается с морем и начинает путь постепенных превращений, ведущих к созданию полноценного человека. Тем самым Гомункул как бы символически повторяет путь самого Фауста.

Акт третий

Перед дворцом Менелая в Спарте Посредством магии спартанская царица Елена была воскрешена в тот момент, который соответствует ее возвращению в дом мужа после разгрома Трои. Елена заново переживает все испытанное тогда. Она вспоминает различные эпизоды своей прошлой жизни, связанные с Троянской войной. Менелай строго велел Елене по возвращении подготовить жертвенник и нож. Царица не знает, кого будут приносить в жертву, подозревает, что муж лишит ее жизни за все те бедствия, которые ее красота принесла ему и его воинам. Однако она решает держаться мужественно, что бы ни было ей предначертано. Представившись старой служанкой, к Елене подходит форкиада, под маской которой скрывается Мефистофель. Форкиада припоминает, сколько любовных историй тянется за Еленой, спрашивает, правда ли Елена жила в двух обликах в Трое и в Египте, и что к ней приходил на свидание из царства мертвых Ахилл. Форкиада намекает царице, что Менелай не пощадит ее и ее прислужниц, расписывает обычные для царя жестокости, которые он учинял с другими людьми. Елена просит форкиаду подсказать, нет ли способа им спастись. Та предлагает перенестись по волшебству в прекрасный средневековый замок, где Елену будет ждать Фауст. Немного поколебавшись, Елена соглашается.

Внутренний двор замка, окруженный богатыми причудливыми строениями средневековья
Фауст в одежде средневекового рыцаря, его пажи и оруженосцы приветствуют Елену и ее свиту. Фауст почтительно объясняется царице в любви, просит позволения «признать ее своею госпожой». Елена избирает Фауста своим супругом. Они понимают друг друга с полуслова. Армия Фауста успешно отражает атаку армии Менелая, пытающегося отнять прекрасную Елену.
От брака Елены и Фауста рождается мальчик Эвфори- он, символ соединения античной красоты (Елена) и современного интеллекта, духа неудовлетворенности и исканий (Фауст). Эвфорион —: поэт. Он очень живой и подвижный ребенок, непоседа, постоянно стремящийся «небес достигнуть». Родители боятся, что он может упасть и изувечиться, просят Эвфориона «сдерживать буйную силу».

Эвфорион быстро взрослеет. Вот он уже стоит на вершине высокой скалы в облачении воина. Он больше «не зритель посторонний, а участник битв земных». Эвфорион прыгает «в ширь беспредельную», голова его сияет, за ним тянется светящийся след в воздухе. Хор провозглашает: «Это кончается новый Икар». Прекрасный юноша падает бездыханным к ногам родителей. Тело исчезает. Ореол в виде кометы возносится к небу, на земле остаются лира, туника и плащ. Слышно похоронное пение. Елена прощается с Фаустом:
На мне сбывается реченье старое, Что счастье с красотой не уживается. Увы, любви и жизни связь разорвана.

Елена растворяется в воздухе, вместе с сыном вновь отправляется в царство мертвых. В руках Фауста остается платье Елены — символ совершенной красоты, понимания которой он достиг, приобщившись к миру античности. Но и на этом ищущий дух Фауста не может успокоиться. Платье Елены превращается в облако, которое уносит Фауста ввысь, чтобы затем вернуть в привычный мир.

Форкиада подбирает одежду Эвфориона и оборачивается Мефистофелем. Отныне он будет «гения наряд давать поэтам напрокат».

Акт четвертый

Горная местность
Высокий скалистый гребень. Подплывает облако, оседает на плоском выступе горы; из облака выходит Фауст. Он понял, что абсолютный идеал недостижим. Он преисполнен желания жить и действовать, — теперь уже не ради себя, а для блага других людей. Фауст вспоминает «любви печальных дней утрату давнюю».

К Фаусту подлетает Мефистофель в семимильных сапогах. Теперь Мефистофель пытается вызвать в Фаусте жажду славы, советует основать большой город, выстроить себе роскошный дворец «для обольстительных подруг». Фауст вамечает:
Не в славе суть. Мои желанья — Власть, собственность, преобладанье. Мое стремленье — дело, труд.

Фауст хочет стать мудрым советником императора, радеющим о делах страны, и полководцем (хотя по его собственному признанию, он ничего не смыслит в военном деле). Однако Мефистофель находит остроумный выход из положения: он набирает в генеральный штаб целое племя горцев (известных своим бесстрашием), а в армию — разношерстный сброд, рвущийся в драку. Во главе армии сгоят Трое сильных. Первый — Рауфебольд, молодой, легко вооруженный воин, в пестром наряде, по-юношески горячий.

Второй — Габебальд, средних лет, хорошо вооруженный, богато одетый, чье основное занятие на войне — грабить. Третий — Гальтефест, пожилой, тяжело вооруженный, без лишней одежды, занятый на войне тем, чтобы «уберечь добро от мота».

На переднем горном отроге Разведчики доносят императору, что в его войсках зреет измена и недоверие к правителю. Многие войска переходят на сторону «лжецаря». Император пытается решить исход битвы вызовом императора противников на единоборство. Появляется Фауст в сопровождении Троих сильных. Фауст передает императору поклон от Сабинского мага, которого император много лет назад спас от казни инквизиции. От его имени Фауст предлагает императору помощь и вводит в бой Троих сильных. Их будет поддерживать войско горцев. Мефистофель изъял для вооружения войска обмундирование и оружие воинов прошлых времен из музея. Неприятельское войско, поначалу дрогнув, вскоре выправляется и вновь идет в атаку.
Над Мефистофелем кружат черные вороны, вестники несчастья. Император разочаровывается в Фаусте и Мефистофеле, уходит от них в шатер совещаться с настоящим главнокомандующим. Но Мефистофель придумывает хитрый план. Он отправляет воронов к горному озеру. Через птиц Мефистофель передает приказ русалкам «каким-нибудь приемом лживым» устроить потоп. Он уверен, что женское кокетство русалок подскажет им какой-нибудь хитрый выход: «У женщин есть в запасе средства из видимости сделать суть».

Сопротивление врага скоро ослабевает: «что храбрость против наводненья?» Мефистофель отправляет воронов к гномам и передает приказ дать армии «пламя, не выразимое словами, каленья белого предел, чтоб каждый, увидав, чумел». Армия противника обращается в бегство. Фауст — герой.

Шатер враждебного императора Габебальд и маркитантка Айлебойта захватывают добро, брошенное в шатре императора противников. Появившиеся телохранители истинного императора пытаются помешать им, но Габебальд с подругой скрывается безнаказанным. Телохранитель сам не понимает, почему он не избил наглеца: у него сама собой не поднялась рука. Появляется настоящий император. Он благодарит своих приближенных за выигранный бой, раздает награды и новые назначения. Почему-то в разговоре с каждым из героев речь в итоге сводится к пирам и застолью. Архиепископ выражает опасение, что император находится в союзе с Сатаной. Он чудом выиграл битву, в которой противник заведомо был сильнее. Архиепископ припоминает, как император освободил еретика от суда церкви (намекая на Сабинского мага). Однако, по мнению архиепископа, все это можно уладить, подписав церкви крупную дарственную с передачей львиной доли захваченных в результате войны земель. В том числе архиепископ требует заставить Фауста платить папе римскому налог с морских берегов, пожалованных ему Императором. Дело в том, что Мефистофель намеревается осушить эти берега и создать на них плодородные земли. Император недоволен тем, что фактически ему пришлось всю военную добычу отписать церкви.

Акт пятый 

Открытая местность На берегу моря стоит хижина «идеальных супругов» — стариков Филемона и Бавкиды. Со всех сторон ее обступает «густолистый сад». Это — плод деятельности Фауста и Мефистофеля по осушению прибрежных земель. К супругам заходит Странник, которого они много лет назад спасли от верной гибели.

Втроем за столом в саду Странник не узнает окружающие места. Бавкида рассказывает, что работы по осушению идут каким-то «нечистым» путем: «Лишь для виду днем копрами били тьмы мастеровых: пламя странное ночами воздвигало мол за них». Теперь на берегу построен великолепный дворец Фауста. Он намерен выселить Филемона и Бавкиду, потому что их хижина мешает его дальнейшему строительству. Они упорно отказываются сниматься с насиженного места и переселяться в новый дом «на земле низин». Супруги молятся, чтобы их оставили в покое.

Дворец

Фауст, сильно состарившийся, прогуливается по обширному загородному саду на берегу широкого и прямого канала. Фауст сильно раздражен затянувшейся распрей со стариками Филемоном и Бавкидой. Ему непонятна их несговорчивость, он хочет во что бы то ни стало присовокупить к своим владениям их кусок земли и снести старую хижину.
Мефистофель, во главе богатого торгового флота, возвращается к Фаусту. Фауст спрашивает его совета, как ему «разделаться со старичьем». Мефистофель обещает все уладить, договориться со стариками о переселении в новый дом при помощи магии и внушения.

Глубокая ночь

Караульный Линкей замечает с башни, что в липовой роще, окружающей дом стариков, «носятся искры». Начинается сильный пожар. Линкей молится, чтобы Филемон и Бавкида успели убежать.
Прибывший Мефистофель рассказывает, что старики не отворили ему, когда он стучался к ним в дверь, чтобы переговорить о переселении. Мефистофель и Трое сильных взломали дверь и стали выносить вещи. Старики «со страху испустили дух». Их гость, Странник, сопротивлялся и был убит. От искры загорелся дом, трупы сгорели в пожаре. Фауст проклинает Мефистофеля: он хотел решить дело миром, а не насилием. Фауст чувствует свою вину за гибель стариков.

Полночь

Перед Фаустом появляются четыре седые женщины. Это аллегорические фигуры Нехватки, Вины, Заботы и Нужды. Фаусту в его нынешнем положении уже не страшны обычные житейские невзгоды и тревоги. Однако Забота пытается доказать ему, что он поспешил поверить в то, что больше ничто не сможет смутить его покоя. Фауст одерживает победу над ней, его дух оказывается несломленным и после того, как Забота ослепляет его:
Вокруг меня сгустились ночи тени,
Но свет внутри меня ведь не погас.
Бессонна мысль и жаждет исполненья...
Большой двор перед дворцом

Мефистофель выступает в качестве смотрителя строительных работ, которыми руководит слепой Фауст. Лемуры роют не траншею, как распоряжался Фауст, а могилу ему. Но Фауст не сломлен. Перед смертью он успевает рассказать о том, что стало для него самым важным выводом жизни:
Вот мысль, которой весь я предан, Итог всего, что ум скопил. Лишь тот, кем бой за жизнь изведан, Жизнь и свободу заслужил. Так именно, вседневно, ежегодно, Трудясь, борясь, опасностью шутя, Пускай живут муж, старец и дитя. Народ свободный на земле свободной Увидеть я б хотел в такие дни. Тогда бы мог воскликнуть я: «Мгновенье! О как прекрасно ты, повремени! Воплощены следы моих борений, И не сотрутся никогда они». И это торжество предвосхищая, Я высший миг сейчас переживаю.

Фауст умирает. Лемуры подхватывают его и кладут на 8емлю. Мефистофель частично признает свое поражение: Фауст хотел удержать мгновенье, которого Мефистофель так и не сумел ему дать. Но черт намерен бороться за душу Фауста.

Положение во гроб

Мефистофель и лемуры караулят миг, когда душа Фауста будет покидать тело, чтобы перехватить ее и предъявить ей договор, подкрепленный кровью. Душа никак не вылетает. Страшная пасть ада разверзается рядом с телом. Видны черти. Они тоже ждут, когда вылетит душа, готовые схватить ее, не дать ей «унестись ввысь*.

Неожиданно на Фауста проливается лучезарный свет, исходящий сверху. Это небесное воинство, ангелы, прилетевшие за душой Фауста. Ангелы, раздвигаясь вширь, постепенно занимают все пространство. Мефистофель и черти отступают. Даже Мефистофель восхищается светлыми ангелами, почти влюбляется в них, чуть было не изменив своим «наследственным основам».
Ангелы поднимаются к небу, унося бессмертную сущность Фауста. Мефистофель досадует на себя.

Горные ущелья, лес, скалы, пустыня После того, как Фауст прошел свой жизненный путь, его грехи прощены и он оправдан, а в его лице — все человечество (в Прологе на небе Господь разрешал Мефистофелю ставить над Фаустом эксперимент как над представителем всего человечества). Все фигуры заключительной сцены представляют различные степени духовного очищения и признают высокую ценность человека со всеми его ошибками и заблуждениями. Pater exstaticus (Отец восторженный) пребывает в состоянии мистического экстаза и жаждет мучительных пыток для доказательства того, что плоть больше не отягощает его духа. Pater profundus (Отец углубленный) находится в нижней части горы, обитаемой отшельниками: он еще близок к земной жизни, но в любви к природе черпает силу для очищения. Pater seraphicus (Отец ангелоподобный) находится на более высокой ступени очищения, чем Отец углубленный, благодаря чему он уже созерцает ангельские души* Хор блаженных младенцев просит Отца ангелоподобного вразумить их (по поверью, младенцы, родившиеся в полночь, т. е. в час появления призраков, умирали, будучи безгрешными, и попадали в рай). Pater seraphicus отпускает души младенцев ввысь: «растите без конца, как мужает, вырастая, дух в присутствии творца». Ангелы парят, неся бессмертную сущность Фауста:
Спасен высокий дух от зла Произведеньем божьим: «Чья жизнь в стремлениях прошла, Того спасти мы можем».

Парящая Божья Матерь движется им навстречу. Хор кающихся грешниц поет ей славу. В хоре — Мария Магдалина (заслужившая прощение Христа, омыв слезами его ноги и вытерев их волосами), Жена Самарянская (которой Христос дал воды, выпив которой она никогда больше не испытывала жажды — вода истинной веры), Мария Египетская (блудница, решившая покаяться и введенная в храм девой Марией). Все они дружно молят Божью Матерь простить грехи Гретхен, «в жизни только раз единый согрешившей по незнанью». Маргарита счастлива, что воссоединилась с Фаустом: «давно любимый, невозвратимый вернулся, горем больше не томим». Прощение Гретхен снимает с Фауста его вину перед девушкой. Богоматерь позволяет Гретхен ввести Фауста в круг ангелов.

Мистический хор поет:
Все быстротечное — Символ, сравненье. Цель бесконечная Здесь —• в достиженье. Здесь — заповеданность Истины всей. Вечная женственность Тянет нас к ней.
Любовь и милосердие очищают женщин и приближают их к Деве Марии, воплощению вечной чистоты, заступнице всех грешных, дарительнице жизни.




Сохранить краткое содержание:










  Фауст перевод Пастернака краткое содержание Мобильная версия