👍Краткое содержание – «А зори здесь тихие Пересказ 2» Васильев

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
Краткое содержание > Васильев > А зори здесь тихие Пересказ 2
«А зори здесь тихие Пересказ 2» – краткое содержание
Изложение по главам произведения А зори здесь тихие Пересказ 2, Васильев.

Действие происходит в мае 1945 г. на 171 разъезде между Мурманском и Ленинградом. Ведутся позиционные бои, до разъезда военные действия не доходят. Комендант разъезда, старшина Федот Евграфович Васков, недоволен своими солдатами: «от тишины безделья солдаты млели, как в парной, а в двенадцати дворах оставалось еще достаточно молодух да вдовушек, умевших добывать самогон чуть ли не из комариного писка». Он требует от командования, чтобы в его распоряжение присылали солдат непьющих и равнодушных к женщинам. Наконец гарнизон меняют. На смену приходит два отделения девушек-зенитчиц. Васков чувствует, «что попал в гости в собственный дом»: он начинает следить за своей речью, боится сплетен и девичьих насмешек на свой счет, опасается входить к «солдатам» без стука. С самого начала Васков выделяет младшего сержанта Риту Осянину — «строга... не засмеется никогда». Осянина — молодая вдова старшего лейтенанта-пограничника, погибшего на второй день войны. Она вышла замуж в семнадцать лет, после непродолжительного эпистолярного романа, родила сына Алика, которого незадолго до начала войны успела отправить к своим родителям. После гибели мужа Рита всеми правдами и неправдами рвется на фронт, в конце концов ее направляют в зенитную школу. Ее ценят, а потому посылают по личной просьбе на тот же участок, где сражалась застава, на которой погиб ее муж. «Теперь Рита была довольна: она добилась того, чего хотела. Даже гибель мужа отошла куда-то в самый тайный уголок памяти: у нее была работа, обязанности и вполне реальные цели для ненависти. А ненавидеть она научилась тихо и беспощадно... Рита вообще держалась особняком: в отделении у нее были сплошь девчонки-комсомолки. Не то чтобы младше, нет: просто — зеленые. Не знали они ни материнства, ни горя, ни радости... мужчин для нее не существовало. Один был мужчина — тот, что вел в штыковую поредевшую заставу на втором рассвете войны. Жила, затянутая ремнем». Спокойная и рассудительная Рита не может сблизиться и с помком- взвода Кирьяновой, которая периодически намекает ей, что она могла бы быть более «счастливой». Ритину исключительность «перечеркнула» прибывшая в ее распоряжение Женя Комелькова, наедине с которой Рита вновь становится самой собой, оттаивает, мягчеет, начинает улыбаться, петь песни. «Высокая, рыжая, белокожая. А глаза — детские: зеленые, круглые, как блюдца... чрезвычайно общительная, веселая и озорная». Комелькова с детства сочетала в своем характере любовь к охоте с отцом-генералом и страсть к красивому белью, которое возила с собой и на фронте — «то тир, лошади, да мотоцикл, то — танцульки до зари, лейтенанты с ведерными букетами, серенады под окнами да письма в стихах». Женька заводит роман с женатым полковником Лужиным. Ее семью немцы расстреляли, а полковник «подобрал, защитил, пригрел и не то чтобы воспользовался беззащитностью — прилепил ее к себе». В Ритином отделении Женьку все обожают, особенно «замухрышка», детдомовка-подкидыш Галя Четвертак. Женька делает ей прическу, подгоняет по фигурке гимнастерку — и та расцветает. Девушки дружат втроем. Галка с детства была очень маленького роста, и, чтобы как-то выделиться, выдумывала про себя необыкновенные истории, в которые временами и сама начинала верить — о нападении на нее бородатого старика в монастыре, где размещался детдом, о зарытом во дворе монастыря кладе, о маме — медицинском работнике. «Не врать Галя просто не могла. Собственно, это была не ложь, а желания, выдаваемые за действительность». Война застает ее на третьем курсе библиотечного техникума, в зенитчицы она попадает только потому, что от ее беззастенчивого вранья уже все устали настолько, что решают от нее просто отделаться. Известие о переводе на разъезд отделение встречает в штыки, однако Рита, сходив в штаб и посмотрев внимательно карту, сама просит о переводе. Неподалеку от разъезда находится городок, где живет Ритина мама и сын. Женька помогает Рите, не объясняя настоящей причины, убедить зенитчиц в необходимости перевода. Каждую третью ночь Рита тайком от Васкова ездит в город, возит родным продукты. Кирьянова узнает о Ритиных поездках, но никому ничего не говорит, полагая, что «гордячка... завела себе кого- то». Однажды, возвращаясь в расположение на рассвете, Рита обнаруживает в лесу двух немцев, о чем и докладывает старшине. По боевой тревоге за немцами в погоню отправляются Васков и пять зенитчиц: Рита, Женька, Галя, Лиза Бричкина и Соня Гурвич, переводчица с немецкого. «Лиза Бричкина все девятнадцать лет прожила в ожидании завтрашнего дня... Вырванная из школы болезнью матери, ждала сначала возвращения в класс, потом — свидания с подружками, потом — редких свободных вечеров на пятачке возле клуба, потом... случилось так, что ей вдруг нечего оказалось ждать». Она живет в лесу с отцом-лесни- ком и умирающей (в течение последних пяти лет) матерью, ни с кем не общается. Однажды отец привозит в гости охотника, который задерживается на несколько дней. Лиза намекает ему, что она не прочь была бы сойтись с ним поближе («последний раз ее целовала мама пять лет назад, и... этот поцелуй нужен ей сейчас, как залог того прекрасного завтрашнего дня, ради которого она живет на земле», но гость отвечает, что «глупости не стоит делать даже со скуки». Гость оставляет Лизиному отцу три килограмма сахара, а Лизе присылает записку, где советует продолжать учиться и обещает помочь с общежитием. Лиза ждет августа, но начинается война, и девушка попадает на оборонные работы, а затем — в зенитную часть. «Васков понравился Лизе сразу... его твердое немногословие, крестьянская неторопливость и та особая мужская основательность, которая воспринимается всеми женщинами как гарантия незыблемости семейного очага». Соня Гурвич происходила из семьи простого участкового врача. Семья была очень большая и очень дружная, «ив доме не было кровати, на которой спал бы один человек, а кровать, на которой спали бы трое, была... Еще в университете Соня донашивала платья, перешитые из платьев сестер: серые и глухие, как кольчуги. И долго не замечала их тяжести, потому что вместо танцев бегала в читалку и во МХАТ, если удавалось достать билет на галерку. А заметила, сообразив, что очкастый сосед по лекциям совсем не случайно пропадает вместе с ней в читальном зале... А через пять дней после их единственного и незабываемого вечера в Парке культуры и отдыха имени Горького сосед подарил ей тоненькую книжечку Блока и ушел добровольцем на фронт... А потом надела форму. И сапоги — на два номера больше... попала в зенитчицы случайно... переводчиков хватало, а зенитчиц — нет». Ее семья осталась в Минске (и, скорее всего, никого уже нет в живых). Сам Васков, тридцати двух лет от роду, «сроду чувствовал себя старше, чем был». После смерти отца он остался в четырнадцать лет кормильцем семьи. Зимой он охотился, летом пахал землю, в двадцать лет пошел в армию, где твердо запомнил: он (старшина) «старше рядовых и лейтенантов, ровня всем майорам и всегда младше любого полковника. Дело тут не в субординации было: в мироощущении». Васков свято чтит устав, там и ищет ответы на все возникающие в жизни вопросы. Он был женат, но «легкомысленная» жена не дождалась его, и Васков развелся с ней, однако сына отсудил и отправил к матери в деревню. Однако мальчик умер перед войной. Перед выступлением Васков полчаса учит своих бойцов правильно наматывать портянки и крякать по-утиному (условный сигнал для передвижения по лесу). Он сразу отмечает, что наиболее приспособлена к жизни Лиза Бричкина (она замечает, что с кустов сбита роса, т. е. по тропе недавно проходили люди, помогает маленькой и слабой Соне нести вещмешок). Отряд Васкова переходит трясину, у Гали сваливается сапог, Васков мастерит ей «чуню» из данных его хозяйкой шерстяных носков. Галя заболевает (вода в болоте была слишком холодной), и Васков «лечит» ее спиртом. Старшина выбирает удачную позицию для наблюдения за немцами, разрабатывает план «ликвидации» двух разведчиков. Однако в ходе наблюдения обнаруживается, что немцев не двое, а шестнадцать. Васков принимает решение отправить обратно в расположение Лизу, чтобы Кирьянова, узнав об изменении ситуации, вызывала подкрепление. Он обещает девушке: «После споем с тобой, Лизавета». Лиза, ободренная таким неопределенным обещанием, с радостью пускается в путь. Она хорошо помнит дорогу, но торопится: мысли о «песне» с Васковым не дают ей сосредоточиться. Не отдохнув на островке посреди болота, Лиза оступается и падает в трясину. Она до последнего момента «верила, что это завтра будет и для нее». Пока Бричкина отправляется за подмогой, старшина решает обманным маневром пустить немцев окольным путем, чтобы выиграть время до прихода подкрепления. Маленький отряд инсценирует рубку леса колхозниками — Васков валит деревья, девушки аукаются, жгут костры, а бесстрашная Комелькова даже выбегает на берег речки, прямо перед немцами, купаться. Немцы пугаются и меняют маршрут, как и рассчитывал старшина.
Васков отправляется на разведку, а вернувшись, просит Риту принести ему забытый на прежней «позиции» кисет. Рита забывает это сделать, и Соня бегом пускается за кисетом, громко стуча сапогами, которые велики ей на два размера. По еле слышному крику Васков понимает, что случилось что-то страшное. Весь отряд возвращается на прежнюю позицию и находит мертвую Соню (ее убили двумя ножевыми ударами). Васков вместе с Женей бегут вслед немцам. Старшина молниеносным ударом ножом перерезает горло одному, но на второго у него не хватает сил. Завязывается рукопашная, немец валит Васкова на землю, а Женя убивает немца ударом приклада. Соню хоронят. Случайно отряд сталкивается с немцами лицом к лицу. В ходе встречного боя, во время которого Васков косит противника из одного трофейного автомата, Рита поддерживает его огнем из второго («коротко била, прицельно, в упор, и дала секундочку старшине... ту секундочку, за которую потом до гробовой доски положено водкой поить»), Женя бьет по врагу из винтовки, а Галя от страха ни разу не стреляет. Убит еще один немец, и один немец ранен. После боя Рита с Женей затевают комсомольское собрание, где собираются отчитать Галю за трусость. Васков прекращает неначавшееся собрание, объясняя, что «фрицы нам на этот протокол свою резолюцию наложат... Трусость, девчата, во втором бою только видно. А это — растерянность просто. От неопытности». На очередную разведку, в воспитательных целях, Васков берет с собой Галю. Они наталкиваются в лесу на немцев. Галя по приказу Васкова прячется в куст, но, под впечатлением Сониной гибели, не может справиться со страхом, обнаруживает себя, бросившись прямо на автоматчиков. Васков, понимая, что сейчас и его убьют, решает во что бы то ни стало, увести немцев от своих девушек. Он чудом остается жив, потому что на лес опустился туман и автоматные очереди немцы пускают фактически вслепую, не видя громко кричащего и топающего Васкова. Он добегает до болота, замечает оставленный Лизой шест с привязанной наверху юбкой и понимает, что Лиза утонула и что на помощь теперь рассчитывать не приходится. Васков преследует немцев, которые уходят на разведку всем отрядом, оставив в избе (Легонтов скит) двух часовых. Один из них выходит к колодцу, и Васков убивает его выстрелом из нагана. Второй никак себя не обнаруживает, и старшина понимает, что немец думает только о том, как спастись самому, а не о том, чтобы предупредить ушедших. Васков снимает с убитого автомат и возвращается к Рите и Жене. Васков просит девушек впредь называть его по имени — они стали ему родными. Поредевший отряд удерживает немцев на берегу реки, не давая перейти через воду. Осколком гранаты Риту ранит в живот. Женя уводит немцев в сторону, отстреливаясь из автомата. Раненая, она продолжает бить из винтовки. «И немцы добили ее в упор, а по-том долго смотрели на ее и после смерти гордое и прекрасное лицо...» Рита, зная, что ее рана смертельна и что она будет умирать долго и трудно, просит Васкова оставить ей наган. Она предупреждает старшину, что у нее остался в городе сын, к которому она и ездила той ночью, когда обнаружила немцев в лесу, и просит позаботиться о мальчике. Васков целует Риту, заваливает ее ветками и уходит. Рита стреляет в себя из нагана. Раненый в руку Васков хоронит обеих девушек и отправляется расправляться с диверсантами, имея в кармане только гранату без запала и один патрон в нагане. Васков врывается в скит, где спят немцы, последним патроном убивает одного из них и четверых берет в плен: «повязали друг друга перед пустым наганом». Васков плачет и кричит немцам: «Что, взяли?.. Взяли, да?.. Пять девчат, пять девочек было всего, всего пятеро!.. А — не прошли вы, никуда не прошли и сдохнете здесь, все сдохнете!.. Лично каждого убью, лично, если начальство меня помилует! А там — пусть судят меня!..» Раненый Васков успевает до того, как потерять сознание, привести всех пленных к своим. Впоследствии он находит ребенка Риты, усыновляет его. Спустя много лет они оба приезжают в места, где погиб отряд старшины Васкова, и ставят памятник погибшим.
Сохранить краткое содержание:










  А зори здесь тихие краткое содержание Мобильная версия